Проявления хронической стоматогенной инфекции и интоксикации

, 1 176 , 0

Под местным инфекционным очагом подразумевается ограниченный участок ткани или органа, содержащий патогенные микроорганизмы и находящийся в стадии острого, подострого или хронического воспаления, из которого через лимфатическую или кровеносную систему распространяются и проникают в отдаленные органы бактерии и их токсины, а также продукты тканевого распада (цитотоксины). Типичным для проявлений хронической очаговой инфекции и в том числе стоматогенной является то, что сам очаг может оставаться скрытым или отойти на задний план в общей клинической картине. Различают первичные и вторичные очаги. В общем патологическом смысле классическим примером очаговой инфекции представляет собой гоноррея, при которой слизистая уретры является первичным очагом, откуда гонококки током крови могут быть занесены в полости суставов, на сердечные клапаны и создать вторичные очаги в виде гонорройных артритов или эндокардитов. Инфекционные очаги могут локализоваться в любом участке организма.

Многочисленные клинические наблюдения показали, что очаги предпочтительно локализуются во рту (в миндалинах, в апикальном и маргинальном пародонте), в придаточных полостях носа, в верхних дыхательных путях (бронхоэктазия), в мочеполовой сфере (простата, шейка матки). В настоящее время считаются признанными следующие места локализации очаговой инфекции: 1) пародонт, 2) миндалины, 3) придаточные полости носа, 4) среднее ухо, 5) мочеполовая система (эндометрит, оофорит, орхит, дивертикул мочевого пузыря), 6) желудочно-кишечный тракт (аппендицит, колиты, холангит, холецистит), 7) хронические остеомиелиты, 8) хронические пиогенные заболевания кожи, 9) глубокие флебиты. Относительно значения инфекционных очагов кишечного тракта, мнения еще расходятся. Одни не признают их этиологической роли в патологии и клинике очаговой инфекции (Песслер), другие считают, что пищеварительный тракт занимает большое место в развитии и поддержании хрониосепсиса. Следует иметь в виду, что инфекционные очаги могут быть одновременно в различных органах.

Фокусами хронической стоматогенной инфекции и интоксикации являются небные миндалики («тонзиллярный сепсис»), апикальный и маргинальный пародонт («одонтогенный сепсис»). По статистике, тонзиллярные очаги обычно ставятся авторами на первом, а пародонтальные (одонтогенные) — на втором (Биллингс) или даже на третьем (Петшахер) месте в этиологии хрониосептических синдромов. Принимая, однако, во внимание, что кариес вообще, а тем более кариес моляров несравненно более распространенное заболевание, чем острые ангины и, зная, что часто встречающиеся острые, гнойные, апикальные пародонтиты моляров в большей или меньшей степени вовлекают в страдание миндалины (дентарная ангина), следует допустить, что многие хронические тонзиллиты сами вызваны одонтогенной инфекцией. Поэтому мы склонны большую долю «первичных» тонзиллярных очагов отнести за счет первичных одонтогенных, что для диагностики и терапии проявлений хронической стоматогенной инфекции и интоксикации имеет существенное практическое значение. Некоторые авторы относят стоматогенные очаги к наиболее опасным, так как они представляют собой так называемые «мертвые пространства», в которых инфекция свободна от воздействия на нее гуморальных, тканевых и других защитных приспособлений организма. Между тем как температура и постоянное наличие питательной жидкости (в виде экссудата воспаленных тканей) создают очень благоприятные условия для размножения микроорганизмов. Именно в таких условиях находится инфекция в криптах миндалин, в корневых каналах зубов с мертвой пульпой и в десневых карманах пиоройных зубов. Действительно, как показали наши исследования (Оленова и Штейнцвайг), к инфекции из крипт кровь значительно чаще бывает не бактерицидная, чем к инфекции из пункта того же миндалика.

Болезни, которые в настоящее время связываются этиологическим и патогенетическим образом с хронической стоматогенной инфекцией и интоксикацией, следующим образом систематизированы Диксоном:

в нервной системе: менингит, энцефалит, хорея, неврастения, психозы, множественный склероз, невралгия, хронический полиомиелит;

в пищеварительном тракте: язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, ulcus pepticum jumum, гастрит, холецистит, энтерит, холелитиаз, холангит, панкреатит и аппендицит;

в сердечнососудистой системе: пери-, мио и эндокардит, гипертония артериосклероз;

в мочеполовой системе: нефрит, пиэлонефрит, нефролитиаз, простатит, цистит;

в дыхательной системе: бронхиты, бронхоэктазии, пневмонии, бронхопневмонии, абсцесс легкого, плеврит и астма;

в системе органов движения (костях, суставах и мускулах): артрит, остит, периостит, тендовагинит и миозит;

на коже: акне, фурункулез, карбункул, алопеция, герпес, herpes zoster, уртикарий prurigo, ichtiosis, дерматит;

в глазу: кератит, ирит, иридоциклит, амавроз;

в железах с внутренней секрецией: воспаление щитовидной железы.

Клинический опыт позволяет нам этот список расширить за счет вегетативных неврозов, дерматозов, в частности, многоформенной экссудативной эритемы, заболеваний кроветворной системы, в частности, тромбопении, алейкии и лимфогранулематоза. Впрочем, Песслер, представив в своем программном докладе съезду немецких терапевтов в 1930 г. еще более длинный перечень болезней, обусловленных очаговой инфекцией, подчеркнул, что его список «не притязает на полноту».

Заслуживает внимания следующая новейшая систематика проявлений очаговой инфекции, представленная IX зубоврачебному конгрессу в 1936 г. Грумбахом.

Обилие и многообразие форм проявлений хронической инфекции и интоксикации в организме объясняется тем, что патологоанатомическим субстратом их является весьма распространенная в организме ретикуло-эндотелиальная система, и что, по современным воззрениям, в патогенезе их (проявлений) организующая роль принадлежит нервной системе.

Течение хронической стоматогенной инфекции и интоксикации столь же разнообразно, как и ее проявления. Так называемый хрониосепсис может быть вялым при беспрерывном поступлении бактерий из очага или давать периодические, иногда даже бурные вспышки, если наводнение организма бактериями происходит периодически. Сообразно с этим Крылов различает постоянный и перемежающийся тип хрониосепсиса.

Течение патологического процесса, вызванного стоматогенным очагом, определяется характером инфекции, степенью интоксикации и особенностью иммунобиологического состояния организма. Разумеется, что и локализация вторичных очагов и степень морфологических и функциональных изменений, вызванных ими, также оказывает влияние на течение процесса. Таким образом, в зависимости от этих условий течение может дать ярко выраженную картину заболевания того или иного органа или неясный симптомокмплекс синдрома, или долго оставаться «бессимптомным». В последнем случае субъективные жалобы или вовсе отсутствуют, или весьма неопределенны; обычно они сводятся к указаниям на быструю утомляемость, легкую возбудимость или, наоборот, апатию, плохой аппетит и сон; нередко жалобы на трудно характеризуемые боли в области головы, сердца и т. п. Многие авторы считают «бессимптомное» течение характерным для хронической стоматогенной инфекции и интоксикации, и в этом отношении рот занимает видное место среди источников так называемой скрытой, «латентной», «невыясненной», «немой» и «бессимптомной» инфекции. Важно и тут ответить, что каково бы ни было течение, симптомы и исходы хронической стоматогенной инфекции и интоксикации, местные очаги субъективно почти во всех случаях, а в очень многих случаях и объективно, остаются «бессимптомными».

Проявления хронической стоматогенной инфекции и интоксикации
4 (80%) 1 голосов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *